Топонимика городов

Топонимика городов

Пожалуй, именно, с россыпями золотоносного песка можно сравнить то обилие интереснейших, ценных и необходимых нам слов — географических названий, ко­торое бросается в глаза при первом же взгляде на гео­графическую карту. И чем крупнее масштаб, чем по­дробнее карта, тем больше мы видим этих драгоценных крупинок…

Любой человек может назвать десятки, сотни изве­стных ему географических названий. Это имена насе­ленных пунктов — сел и деревень, городов и поселков, станиц и аулов. Это названия улиц и площадей, пере­улков и проспектов. Это названия рек, озер, ручьев, мо­рей, заливов, гор, долин, оврагов, холмов, ущелий, плос­когорий, полей, просек, лесов, пашен, кордонов, колод­цев и т. д.

Представим на мгновение, что все географические названия исчезли с карты, исчезли из нашей жизни. Что тогда? Не будет. преувеличением сказать, жизнь практически остановится. Человек не сможет назвать, упомянуть, обозначить любой нужный объект. Остано­вится транспорт. Не смогут нормально функциониро­вать почта, телеграф, пожарная охрана, «Скорая по­мощь», другие службы. Произойдет и масса других ма­лоприятных событий. Но такое предположение лишь из области фантастики. Ученые-топонимисты часто приво­дят его, чтобы подчеркнуть: сейчас вряд ли у кого-нибудь может вызвать сомнение практическая, социальная значимость географических названий. Довольно образ­но по этому поводу высказался А. А. Минкин, автор интересной книги о топонимах Кольского полуострова: «Мы привыкли к географическим названиям и порой не ощущаем их существования так же, как не замечаем, что у нас есть сердце и легкие, до тех пор, пока они не напомнят о себе перебоями в работе» (Минкин А.А. Топонимы Мурмана. Мурманск, 1976, с. 4).

Однако есть у топонимов и другая ценность. Любое географическое название, относясь к конкретному гео­графическому объекту и будучи неотъемлемой частью, словом нашего языка, в то же время исторично. Очень часто в составе топонимов сохраняются такие слова, ко­торые ныне уже исчезли из русского языка или активно не употребляются. Одни названия могут поведать о древних обычаях, занятиях, быте наших предков, мы можем узнать об их промыслах, ремеслах. Другие топо­нимы— рассказать, какой была природа края в ушед­шие века, какие росли деревья и травы, какие звери и птицы водились в лесу. Есть названия, в которых мы об­наруживаем корни слов или целые слова из других язы­ков; они свидетельствуют о торговых, военных связях наших предков с другими странами и народами, о ми­грациях племен. Многие топонимы, например названия некоторых рек, корнями уходят глубоко в седую ста­рину и могут вести свое происхождение даже из камен­ного века.

У любого географического названия есть своя исто­рия, своя судьба. Внимательному и опытному исследо­вателю оно может многое поведать. В последние десятилетия советские и зарубежные ученые, работающие в области изучения географических названий, из этого материала извлекают важные- сведения о былом рассе­лении племен и народов, о путях колонизации различ­ных территорий, о перемещениях отдельных этнических групп. Географические названия зачастую могут слу­жить серьезным дополнением к тем далеко не безупреч­ным и не полным документальным свидетельствам о ве­ках минувших, которые ученые имеют в своем распо­ряжении.

Изучением географических названий занимается спе­циальная наука— топонимика (в основе этого термина лежат греческие слова г опое.— «место» и они.ча — «имя»). Эта наука лежит на стыке географии, истории и лингвистики. Но топонимика и особый раздел науки о    языке, лингвистическая дисциплина, поскольку любое название — слово и, как таковое, входит в систему язы­ка и подчиняется его основным законам.

Топонимы — географические названия очень разно­образны, как разнообразны и сами географические объ­екты; река Волга и город Челябинск, гора Магнитная и деревня Починки, Чертово ущелье и озеро Круглое, ручей Студенец и Симферопольское шоссе, Сенькино иоле и Каспийское море. Вы сами можете видеть, что в глаза сразу же бросается характер, тип, разновидность называемого объекта. Соответственно этому в топони­мике принято выделять несколько подразделов, которые специализируются, на исследовании наименований раз­личных видов географических объектов. Ученый-топонимист в качестве материала для своих исследований имеет: названия населенных, пунктов — ойконимы (го­род Кострома, поселок Силикатный, деревня Лысково, Семенов хутор); названия элементов земной поверхно­сти — оронимы (Уральский хребет, пик Коммунизма, Каспийская низменность, Чертов овраг); названия вод­ных объектов, как природных, так и созданных челове­ком,— гидронимы (река Ока, Белое море, Чудское озеро, Красный пруд, Пинские болота); названия внутригород­ских объектов (улица Кибальчича, Столешников переу­лок, площадь Восстания, Мичуринский проспект, Теп­лый Стан). Топонимика изучает также собственные имена земельных наделов, полей, пашен, путей сообще­ния, лесов, природных подземных образований и иных объектов. Совокупность географических названий опре­деленной территории принято именовать топонимией: топонимия Центральной России, топонимия Подмо­сковья и т. д.

Как показывают исследования языковедов, любой топоним (независимо от своей разновидности и типа объ­екта, к которому он относится) образуется по одному из двух путей. Первый путь — это переход готового наименования. с одного объекта на другой, когда топонимом становятся или уже существовавшее географическое на­звание, или имя, фамилия человека, или название церк­ви, или название учреждения, предприятия, или назва­ние праздника и т. п. Приведем несколько примеров образования топонимов:, фамилия Чехов — город Чехов, прозвище Вороной — село Вороново, река Волга — город Волжский, церковь Троицы — село Троицкое, фабрика «Пролетарий» — поселок Пролетарский и т. д. По второму, пути топоним образуется от нарицатель­ного слова; это слово превращается в имя собствен­ное и служит для выделения, индивидуализации дан­ного географического объекта. Например, от слова лука — «большая длинная излучина реки; полуостров на реке, образуемый ее изгибом» — образовано название деревни Луковня; слово варцще, имеющее значение «ме­сто, где получали соль, выпаривая ее из соляного раст­вора», стало основой наименования деревни Варищи; словосочетание красный путь — «революционный путь, дорога к социализму» — превратилось в название посел­ка Красный Путь. Даже по этим отдельным примерам вы можете заметить, что каждое географическое назва­ние имеет свое лицо, связано с историей общества, гео­графической средой, с историей языка. Очень точно и справедливо высказывание доктора „ филологических наук А. В. Суперанской: «Каждое название исторично, а топонимию можно назвать зеркалом истории. Топо­нимы… несут на себе отпечаток времени и места своего возникновения» *.

У человека «топонимические» вопросы возникают сразу за порогом родного дома, а иногда еще и не вы­водя из него. Как только ребенок, живущий, к примеру, в Москве, выходит на свою улицу, в свой переулок, на свой бульвар, он тут же узнает, что улица называется Малой Филевской, переулок — Плотниковым, а буль­вар — Тверским. И все его старшие наставники, забот­ливо опекающие ребенка, стараются, чтобы маленькие Наташа или Кирилл твердо запомнили название улицы, на которой они живут, номер дома, номер квартиры. Так юный «москвич узнает первые» в своей жизни то­понимы. Для его сверстника, живущего, скажем, в не­большом селе Псковской области, первые названия бу­дут, конечно, иными, но не менее важными, нужными.

Подрастая, ребята узнают, что их улицу пересекают другие, которые тоже имеют свои названия, и что улицы выходят на большой и длинный проспект ведущий к центру города через несколько площадей, через боль­шой мост над рекой и набережные, и что все они имеют свои имена. Эти имена как бы объединяются, именем города, названием Москва. А от Москвы во все стороны расходятся железные дороги и шоссе к другим городам, поселкам, к рекам, горам, морям, к другим странам, и все они имеют свои, наименования.

К каждому названию следует относиться с внима­нием и бережливостью — так, как мы относимся к лю­бому памятнику культуры. Думается, что и знанием гео­графических названий, знанием их связей с историче­ским прошлым языка, страны, с нашей современной жизнью определяется в известной мере культурный уровень человека…

Интерес к географическим наименованиям, к их ос­мыслению появился на самых ранних этапах цивилиза­ции. Тот или иной топоним в ойкумене — населенной части мира — пытались объяснять еще античные исто­рики и географы. Позднее, с развитием человеческих знаний, топонимы все больше и больше привлекали вни­мание ученых разных специальностей, направлений и школ. Но в первую очередь это были географы, исто­рики и лингвисты.

В нашей стране топонимические исследования ве­дутся во всех республиках, во многих областных и крае­вых центрах. Систематическая работа по изучению гео­графических названий в СССР началась после Великой Отечественной войны. Считается, что в конце 50-х и в 60-х годах в нашей стране произошел как бы «взрыв» топонимических исследований, который привел к тому, что топонимика заняла прочное место среди научных и учебных дисциплин. Вышли из печати много моногра­фических исследований и статей по топонимий отдель­ных районов нашей страны и топонимии зарубежных стран. Все чаще печатаются интересные и нужные ре­гиональные топонимические словари. Серьезность топо­нимических исследований в СССР обусловлена и тем вы­соким уровнем, на котором они ведутся. Систематиче­ским изучением топонимов заняты крупные научно-ис- следовательские коллективы: Институт географии АН СССР, Институт языкознания АН СССР, Институт русского языка АН СССР, Институт этнографии АН СССР, Институт славяноведения и балканистики АН СССР, Центральный научно-исследовательский ин­ститут геодезии, аэросъемки и картографии и ряд дру­гих. Работа по изучению топонимии, чтение лекций, ор­ганизация спецкурсов и спецсеминаров по ряду проблем, связанных с наименованиями географических объектов, проводятся в целом ряде ведущих вузов страны. В их числе можно назвать Московский государственный уни­верситет, Университет дружбы народов им. П. Лумумбы, Ленинградский государственный университет, уни­верситеты Свердловска, Казани, Иркутска, Киева, Мин­ска, Львова, Одессы и других городов. Большую работу проводит и Географическое общество СССР, особенно топонимическая комиссия в его Московском филиале.

Каждый год с карты нашей страны исчезает много географических, названий, появляются и новые топони­мы. Процесс этот в целом закономерный: изменился об­щественный строй в стране, изменяется экономика и быт в деревне и в городе, растут новые современные города и села. Некоторые наименования заменяются новыми, более соответствующими эпохе.

Конечно, большие перемены не происходят без по­терь. Иной раз горячей, или равнодушной, или попросту несведущей рукой перечеркивается какое-то древнее, старинное название и заменяется современным, но су­хим, безликим и канцелярским. Часто пропадают драго­ценные для науки названия и в результате больших строительств, например гидроэлектростанций, когда новое море заливает большую территорию. Так, да и по другим причинам, могут пропасть очень интересные, бесценные, а иногда единственные в своем роде топо­нимы. Поэтому ученым-топонимистам нужна помощь. Во-первых, помощь в сборе исчезающих географических названий, топонимов, в отдаленных уголках страны, куда еще не успели добраться экспедиции топонимистов. Во-вторых, помощь широких масс общественности в борьбе за высокую культуру, ценность, информатив­ность вновь создающихся названий и за охрану, защиту от переименований ценных старинных топонимов. Это очень нужное и благородное дело.

Закончить эту главу нам хочется словами Н. К. Ре­риха, который был ученым-историком и талантливым художником, человеком, влюбленным в свою страну, в ее природу, историю и культуру. Не случайно в его статьях, идеях, книгах нашлось место и географическим названиям. «Кто назвал горы и реки? Кто дал первые названия городам и местностям? Только иногда доходят смутные легенды об основаниях и наименованиях. При этом нередко названия относятся к какому-то уже неве­домому, неупотребляемому языку. Иногда названия не­ожиданно соответствуют наречению из совсем других стран, значит, путники, переселенцы или пленники за­печатлели на пути свои имена.

Вопрос географических названий сплошь и рядом вы­двигает энигмы (загадки.— М. Г., В. Д.) неразрешимые. Конечно, если люди обычно уже не знают, как сложи­лось название их дедовского поместья, то насколько же невозможно уловить тысячелетние причины. …Только немногие невежды скажут; «Что нам до наших истлев­ших праотцев!» Наоборот, культурный человек знает, что, погружаясь в исследования выражения чувств, он научается той убедительности, которая близка всем ве­кам и народам. Человек, изучающий водохранилища, прежде всего заботится узнать об истоках. Так же точно желающий прикоснуться к душе народа должен искать истоки. Должен искать их не надменно к предубежденно, по со всею открытостью и радостью сердца» (Рерих Н.К. Истоки. – В кН.: Н.К. Рерих. Избранное. М., 1979, с. 299-301).

Можно ли сказать лучше, точнее?

Источник: М. В. Горбаневский, В. Ю. Дукельский — По городам и весям «Золотого кольца»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>